ПИВНЫЕ ПРАЗДНИКИ ЧУВАШЕЙ

Пивные праздники чувашей Приготовление пива чувашами приурочивалось каждый раз к конкретному обряду или празднику и в определенном количестве. Весь объем обычно употреблялся за время обряда, которому оно посвящалось. Поэтому чуваши, в частности, говорят: «К свадьбам, видимо, нужно готовить пиво. Пока обходимся».

Пиво варилось накануне. Например, к свадьбе пиво должно быть приготовлено за три дня. Осенью или зимой, после завершения всех полевых и овинных забот, а также с выпадением снега из зерна нового урожая варится пиво и проводится обряд жертвоприношения чÿклеме. Если напиток, как правило, варили за три дня до употребления, то необходимую для этого утварь готовили заранее — за пять-шесть дней. Она состояла из сорокаведерных бочек для наполнения готового напитка, кадки для брожения, пивного корыта, пивных горшков, ковшей и т.д. Вся эта посуда необходима для соблюдения технологии приготовления и хранения.

Утварь, продукты и дрова приносят в условленное место. В обряде хăлах сăри («народное пиво») несколько старых людей совещаются и собирают солод и муку, а после принесения всеми участниками своей доли дров начинают непосредственное приготовление. В обряде поминок после похорон вместо дров идут стружки и щепки от гроба. После заправки других компонентов в кадку кладут дрожжи. До следующего дня, пока идет брожение, следят, чтобы смесь не убежала через край. Если это общесельский обряд, то после процеживания сусла вновь собираются участники обряда и делят меж собой барду. И из готового сусла и из только что процеженного пива небольшую часть льют в честь духов предков. Затем пробуют знатоки, занимающиеся пивоварением. Иногда по этому случаю приглашают родственника или соседа. Пиво из кадки (сăра катки) разливают в бочки.

Помимо традиционного варианта приготовления пива в кадке варят и в горшках — когда готовить в большом количестве нет необходимости, и так называемое «полевое» пиво, свариваемое в большом объеме для проведения общесельских и межсельских ритуалов. Ныне их технологии не применяются и, в основном, забыты. О них можем судить по терминам и топонимам. Например, Сăра тунă кукăр  — «Изгиб оврага, где готовили пиво».

Бродившее до готовности пиво пропускают через лыковое решето в другую кадку, только затем разливают в бочки. Только что процеженное пиво доставляет хозяевам удовольствие, ибо именно в этот момент оно наиболее пенисто и, как говорят, играет разными цветами. Передержанное пиво покрывается плесенью (грибками), в нем чувствуется горечь. Такое пиво считается испортившимся, пить его неприятно. Поэтому в песнях гости иногда шутят, задевая хозяина, имеющего большой запас пива: «Пришли, чтобы выпить пиво, покрывшееся плесенью».

При необходимости нужное количество пива заготавливается в несколько приемов. В источниках называется цифра три, в речи старшего дружки например: «Из шести мешков ячменя пиво варили в три приема».

В числе сосудов, в которых пиво подается на стол, — ведро чиряс и бочка. Поскольку пиво держалось в погребе или подполе, оно холодное. Поэтому его подогревают, помещая в сосуд, стоящий на столе, каленую кочергу. Кроме основной посуды на стол ставят 7-8 полных ковшей для переливания в кружки во время угощения. Затем рассевшимся, согласно статусу и полу, гостям преподносят персональные кружки. Иногда находящиеся на столе кружки наполняют все до единой, а затем разносят, иногда поступают иначе — наливают и по одной преподносят каждому гостю. Разносчики строго следят, чтобы пиво было выпито до дна. Если оно не допито, кружку обратно не берут. Все кружки собираются лишь тогда, когда последний участник показывает разносчику, хозяину или соседу пустое ее дно. Собрав все кружки обратно на стол, делают перерыв и временно переключаются на другие действия (беседы, еду, пляски и т.д.). Считается нормальным, если у хозяина на столе 40 кружек. Преподнести пиво в родовых ритуалах продолжительностью не менее суток в идеале необходимо также 40 раз. В этой связи следует заметить: критика в адрес чувашских обрядов, якобы использующих одну кружку (ковш) на всех гостей, что могло быть причиной заражения одного от другого, не справедлива. Если такое и имеет сегодня место — то это не традиционный прием, а трансформированный вариант. Пиво из дома выносили в другое место (например, на кладбище) в кувшинах.

Подавляющая часть текстов вообще не упоминает об опьянении после употребления ритуального пива. Создается вполне обоснованное впечатление, что пиво издревле было напитком массового употребления. Обряд хăлах сăри («народное пиво»), например, длится весь день. Основным действием здесь является распивание специально сваренного пива. Участвует практически вся деревня, в том числе и дети. Действие пива, тем не менее, проявляется. Хотя бы в том, что, вернувшись из гостей в масленичные дни, женщины жалуются на головную боль. В сравнении с водкой, после употребления пива человек не ощущает чувства голода, не проявляет желания выпить еще и не сильно пьянеет. Но пиво, тем не менее, входит в ряд опьяняющих напитков. Оправданны замечания о частичном опьянении, вызванном пивом на чувашских свадьбах. Поэтому следует квалифицировать его как напиток для употребления с определенного возраста. А если говорить про кĕрчеме («корчма, корчама»), то это явно опьяняющее средство. Такое пиво получается путем брожения на меду. В противовес ему чуваши готовят еще максама/макасма — без хмеля и дрожжей, безалкогольное, не вызывающее опьянения.

В прошлом практически все праздники и обряды чуваши устраивали только с пивом, игравшим роль ритуального напитка. Пиво нашло отражение в названиях ряда обрядов, в частности автан сăри — «петушиное пиво» (по завершению полевых работ), хĕр сăри — «девичье пиво». В зависимости от значимости обряда варилось до сорока ведер пива. С пивом и пивной атрибутикой связана добрая сотня застольных песен чувашей. В обрядах чÿклеме, кĕр сăри, юпа вначале на стол выносился хлеб, затем ставился сосуд пива. Подача пива гостями встречалась восклицаниями и пожеланиями изобилия, получения высокого урожая.

Пиво варили перед началом жатвы, организовывали небольшую пирушку. К примеру, «пирушка до начала работ» — была характерна для традиционного быта. С початием бочки с пивом связывались надежды на благосостояние, здоровье, гармонию.

В любые праздники чуваши стремились приготовить как можно более разнообразный набор кушаний и блюд. Почетных гостей они потчевали самыми лучшими кушаньями, на приготовление которых не требовалось много времени. На стол подавали шăрттан, сыр, масло, мед, сваренные вкрутую и поджаренные яйца (месерле çăмарта), пресные пышки (капăртма). Перед тем, как гость приступал к еде, ему в обязательном порядке предлагалось выпить ковш пива. Гостю преподносили три кружки подряд — это предписывалось традицией. В то же время этикет требовал, чтобы гость, особенно женского пола, вел себя скромно, выпивал только небольшими глотками. При поднесении пива гостю, участнику трапезы, желали здоровья и выражали благодарность: «Тав сана!» Ритуал начинался после подачи на стол пива. Каждая новая подача пива означала переход к следующему этапу ритуала. С пивом, которое выносили на улицу, выпровождали духов предков в дни больших поминальных обрядов. В разных ритуалах существовал обычай преподнесения кружки пива с опущенной монетой. Как правило, и гости приносили с собой в качестве гостинца бочонок пива (3-5 литров), каравай хлеба, круг сыра и т.п., облегчая тем самым расходы хозяев. В завершение праздничного обряда чуваши подавали специально сваренную «кашу на дорогу» (çул пăтти).

Массовые многодневные трапезы чуваши устраивали главным образом осенью и зимой (в дни языческих и христианских праздников, во время свадеб). По количеству обедов, которые могла давать семья, судили о зажиточности хозяев. Состоятельные приглашали на две трапезы — вечернюю и утреннюю, средние крестьяне — на вечернюю, гости не оставались ночевать.

Общественный характер имели пиры типа уй чÿк, çумăр чÿк, акатуй, всенародные поминки, сопровождающиеся жертвоприношениями. Кушанья и напитки их участники приносили с собой. На месте проведения обряда забивали купленное на общинные средства жертвенное животное, из мяса которого варили шÿрпе и кашу на бульоне. В общественном молении, когда резали живность, отдельно варили легкие, печень, сердце, отдельно готовили также мясо конины, телятины, гусятины, утятины. Сваренное мясо клали на рогожу или скатерть. На бульоне варили кашу. Все это после совершения соответствующих молений собравшиеся съедали. В дни общих поминальных дней (ваттисен кунĕ) обрядовую трапезу устраивали на кладбище: «угощали» покойников, выливая на могилы сăра и оставляя жертвенную пишу.

Кроме семейных религиозных и дружеских пирушек молодежные группы устраивали различные развлечения. Например, в зимние праздники молодежь организовывала пирушку хĕр сăри («девичье пиво»), на которой из продуктов, принесенных каждым из участников, девушки варили пиво, готовили различные кушанья и вместе пировали. Основными блюдами трапезы являлись мучные изделия с начинками (хуплу, пироги и др.), напитком — пиво из ячменного и ржаного солода, каждая участница кроме родителей приглашала одного-двух гостей.

О высоком статусе пива среди чувашей говорит отношение к нему в ритуалах. Независимо от вида обряда, новое пиво вначале пьют в честь бога Турă. Адресатами также являются духи предков и старики (свадьба, юпа, мункун, кĕрхи сăра и др.). Действиями по приготовлению и раздаче пива, как правило, руководили пожилые люди. Пивом и встречали, и провожали. Им благословляли молодых: на свадьбе родители и вступающие в брак выпивали один большой ковш пополам. Благодарные молодожены после свадьбы шли к родителям девушки домой, взяв с собой в качестве дорогого и почетного гостинца пиво. Оно также выступает главным жертвенным даром, т.к. в большинстве случаев, перечисляя обрядовые угощения, называют в первую очередь пиво, а остальные съестные припасы называют обобщающим словом ĕçме-çиме («питье-съестное)».

В обряде чÿклеме, в частности, всем гостям подают по кружке пива. В другую руку им дают хлеб из зерна нового урожая и соль. Как видим, в данном варианте пиво и хлеб с солью занимают равное положение. В другом варианте чÿклеме на моление встает каждый с кружкой пива. В обоих случаях домашний напиток из нового зерна составляет необходимость для ритуального обращения божествам высшего разряда.

Пиво — повод собраться поговорить. Так, в ритуале хăлах сăри («народное пиво») старики собираются пьют пиво и беседуют. Что касается молодежи, то она пила этот напиток редко, к примеру, на посиделках (улах). Такие уединенные собрания, должно быть, являлись идеальными условиями для начального приобщения к пиву.

Девушки пили только домашнее и соответствующего приготовления пиво. Отсутствие у отдельных людей симпатии к данному напитку также считалось нормой. Например, завершив основные действия, часть участников обряда хăлах сăри, не проявляющая тяги к пиву, возвращалась домой, другие оставались на месте, чередуя развлечения в форме игр и употребление пива.

Пиво входит в число основных приготовлений для моления и последующего жертвоприношения. Особенно в семейно-родовой обрядности. В них пиво присутствует на всем протяжении обряда от начала до конца. Существует также самостоятельный ритуал сăра чÿк. Каждый этап обряда требует новой порции пива (новая бочка, следующее ведро и т.д.). Поэтому варили пива много. Например, в родовой обряд мункун готовят особо вкусную еду, варят три-четыре бочки пива, покупают вино; в ĕçке богатые варят до 50 ведер пива, бедные — 20 ведер; в юпа — тридцать-сорок ведер.

На моление встают с кружкой пива в руке. Затем немного отливают в особую посуду. Так поступают, к примеру, в мункун и во время проводов в солдаты. Собранные таким образом пиво и кусочки еды выливают за домом. Полагают, что люди и в ином мире употребляют пиво и другие продукты. Если им не отделить, то могут крепко напомнить. Поэтому в юпа и çимĕк на могилу отливают часть пива. Притом отделяемую порцию вначале надо слить на ладонь, а потом — возлить.

Совместимыми с пивом у чувашей считаются вино, каша и блины. В числе заменителей встречаются вода и кислое молоко. Например, в ритуале «петушиное пиво» на долю безродных умерших к воротам выносят три маленьких блина, ковш пива и воду, а также ведро воды для ополаскивания посуды. В честь давно умерших не принято возливать пиво, а оставляют необходимые компоненты для его приготовления: солод, хмель, воду и муку.

Пиво в ритуалах чувашей занимает столь значительное место, что отразилось в названиях целого ряда обрядов. Среди них: кĕр сăри («осеннее пиво»), хĕр сăри («девичье пиво»), хăлах сăри («народное пиво»), автан сăри («петушиное пиво») и др. Любопытная деталь сохранилась в выражении тунă хурçă (букв. «сделанная сталь»). Данное словосочетание Н.И. Ашмарин в своем словаре переводит как «яство, трапеза». Аналогичный оборот, но вместо тунă хурçă - тунă сăра. До сих пор остается неясным, почему именно хурçă «сталь». Есть только не совсем уверенная версия: известно, что поданное на стол в ведре пиво подогревают, помещая туда каленую кочергу. В молении по случаю початия новой бочки говорят: «Дай полный стол хурçă», где, скорее всего, подразумевают пиво. Или: «Пусть отсутствует хурĕă, зато хлеб есть» — здесь говорить о широком значении хурĕă не приходится, т.к. хлеб сам составляет основу еды.

Особо выделяются речи ведущего на празднике — ритуал, где он непременно ставит условия, которые следует соблюсти при распитии поднесенной кружки. Например, нельзя смеяться, вытирать губы, поднимать кружку высоко; нарушитель наказывается — он должен будет при всех выпить семь раз по пять кружек.

Сказанное позволяет говорить о высоком статусе пива у чувашей. В великий праздник мункун самый старый в семье рано утром выходил к воротам звать духов предков, с собой он выносил хлеб, пиво и ветки-щепки для маленького костра. Как видим, между высокими понятиями «духи», «старик», «хлеб», «пиво», «огонь» можно ставить знак равенства.