ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ ПИВОМ (СĂРА ЧӲКЕ)

Жертва пивом — самая шумная жертва, которую южные чуваши называют чÿклеме (жертвоприношение), северные — чÿклеме сăра (жертвенным пивом) или сăра чÿке (жертвой пива). Представляет собой ни что иное как почин нового зерна и его представление в качестве благодарственной жертвы.

Как правило, каждый год справляют в любую неделю жертвенного месяца, но обычно в новолуние, в среду или воскресенье вечером. Главным объектом совершаемой жертвы является пиво, приготовляемое из нового зерна. Приготовляют его в изрядном количестве, тем более что пиршество, сопровождающее жертвоприношение, длится в течение двух дней. Сам хозяин варит пиво из ржи и солодового ячменя с хмелем, во время праздника кладут в него и мед для вкуса и крепости. Для жертвоприношения покупают еще и водку, режут дома гуся и пекут хлебцы из нового зерна.

Под вечер, когда приглашенные родственники уже собрались, приступают к открывающей пиршество жертве. Жертвоприношение совершают пятеро мужчин перед дверью выходящих на двор сеней, куда с этой целью ставится стол, а на него ставят миску с кашей, ведро пива, деревянную тарелку для «сбора», три пивных ковша и кладут хлебец, пять ложек. Потом встают перед столом, повернувшись на восток, и стоящий впереди хозяин произносит молитву: «Помилуй, аминь, Боже. Придерживаясь обрядов нового урожая, благодарствуем, бьем челом во имя семи видов зерновых хлебов. Дай нам на согревание приезжающих озябшими, дай нам на пропитание приходящих голодными, одну часть дай нам на еду и питье, две части дай держать в запасе, способствуй добыть и держать имущество, способствуй носить и держать одежду. Молитву наивного прими с благодарностью и благосклонно. Смилуйся».

После этого все пятеро кланяются. Хозяин отрезает «нос» и «пупок» хлебца и кладет их на заранее приготовленную на столе деревянную тарелку, рядом кладет и три ложки каши. В три пивные ковша наливают пиво, и, передавая их друг другу, все пятеро пьют из них, пока пиво не кончается. Каждый съедает по три ложки каши, потом опять встают на молитву: «Носиком» и «пупочком» поминаем, бьем челом, помилуй«. Делают поклон, и стол со всем скарбом заносят в избу, так как во время жертвоприношения все домашние и приглашенные остаются там.

После этого жена хозяина сразу же достает целого жареного гуся и на тарелке подает на стол. Она призывает кого-нибудь из пяти мужчин, совершавших жертвоприношение, разделать мясо гуся. Разделывающий моет свои руки начисто, но прежде чем прикоснуться к гусю, сначала произносит «молитву ручной доли» (алвалли кĕлли). На чистую тарелку поверх кусочков пшеничного хлеба кладут всего жареного гуся, и разделывающий все это берет в свои руки. Остальные четверо мужчин, совершавших жертвоприношение, в левой руке держат по ковшу пива, и все пятеро поворачиваются к двери, снова молятся: «Помилуй, аминь, Боже. Молим тебя гусем. Да будет двадцать пять гусят, двадцать из них пусть достанутся хозяину, пятеро из них пусть достанутся ястребу, помилуй. Аминь. Дай попировать с этой родней, одну часть дай на угощенье, две части дай отложить на потом, дай на обогрев приезжающих озябшими, дай на насыщение приходящих голодными. Помилуй».

Пятеро мужчин, совершающих жертвоприношение, берут пять ковшей, немножко отливают из них в ведро, откуда черпали, а остальное выпивают до дна. Эти ковши опять наполняют пивом, из них пьют все присутствующие таким образом, что из каждого ковша пьют по три человека, пока те не опустошаются.

После этого разделывающий гуся разрезает мясо и по одному кусочку кладет поверх каши. На разделывание гуся тоже имеется свой порядок: внимание уделяют тому, чтобы отдельные куски были нарезаны красиво и не крошились. Над человеком, не умеющим как надобно разрезать мясо, тысячу раз издеваются. Поэтому тому, кто в этом деле не разбирается, лучше не браться. Белый хлебец и булки отламывают только руками, резать ножом считается неприличным. Молитвы заканчиваются, все усаживаются за стол, и начинается пир.

После ужина хозяин ставит новое ведро пива из непочатой бочки. Настоящее гулянье продолжается до утренней зари. Однако прежде чем начать пить, приносят в жертву и пиво — молятся с ним. В первую очередь хозяин наполняет первый ковш, именуемый «плясовым ковшом» (ташлама курки) и, в одежде, держа под левой мышкой свою шапку, приветствует этим ковшом самого любимого гостя из числа мужчин: «Благодарствую тебя, ташлама (пущенный хозяином по кругу именной ковш). Наверху Бог, на земле царь, столько ячменя, что доброму коню не свезти, столько хмеля, что доброму мужику не снести. Кто осилит этот ковш — тот перепел, кто не осилит — тот дергач, кто не сможет выпить это, тому спать врозь от любимой».

Ковш, который во время приветствия держит в руках хозяин, он по обычаю сам и выпивает. Потом заново наполняет его и передает тому, за здоровье которого пьют. Этот ковш надо выпить до дна, в противном случае вам дадут еще три ковша, которые надо выпить. После этого все присутствующие выпивают из одного ковша и, в свою очередь, каждый поздравляет сидящего с ним рядом. Такой обход с единственным ковшом и называют «плясовым» — ташлама. Когда ковш возвращается в руки хозяина, он опять наполняет его пивом и со словами тав сана (за твое здоровье!) приветствует того, с кого начали. Тот опять пьет свое пиво и ставит пустой ковш на полку, находящуюся на крышке печки, со словами: «Да уродятся хлеба такими высокими».

На этом «пляска» заканчивается, и вместе с хозяином в середине избы встают семеро мужчин. Сам хозяин, в двух руках — по ковшу пива. Приоткрывая дверь, после троекратного поклона головой начинает молитву: «Помилуй, аминь, Боже. К кобылице сведи жеребят, к корове сведи телят, пусть будет полный пол ягнят, пусть будет полная лавка детей, у дверей да будут зятья, в переднем углу (угол напротив печи) да будут невестки. Помилуй, аминь».

Наконец, опять кланяются трижды, снова усаживаются за свои места и начинается настоящее веселье, песни, пляски, до упаду. Звучат песни, посвященные пиршеству, одна другой красивее. Хозяин обижается, если кто-то из гостей уходит домой, не спевши ни одной песни.

У обрядового танца тоже имеется свой порядок. Прежде чем начать плясать, человек подходит к хозяину и кланяется: «Спасибо, хозяин, твоему застолью!» Тогда хозяин передает ему ковш пива, это и есть плясовая кружка (таша корки или таш корки) и говорит: «Ты уж по обычаю не оставляй в ограде поломанных звеньев» (шуточное выражение вместо слов «Не оставайся в стороне, не танцуя»). Он берет ковш, но прежде чем выпить, предлагает здравицу за кого-нибудь из молодых, чтобы потом тот встал и пошел плясать: «Твоя ограда поломана, надо вязы завязать». Тот, за кого предлагают тост, отвечает ему: «Если уж и вправду сломана, так уж и быть, придется завязывать». Когда уже наплясался до устали, опять подходит к хозяину и кланяется: «Спасибо твоему застолью, наплясался уже». Хозяин опять наливает ему, он опустошает и возвращает ковш. На новый танец выходит тот, кто за которого предыдущий плясун только что поднимал тост. Все это происходит подобно предыдущему танцу, и так идет по порядку, пока не отпляшут все, и женщины, и старики. Только хозяин не пляшет, он сидит во главе стола, как князь, и любуется тем, как его гости, родные веселятся.

Все это продолжается вплоть до утренней зари, пока не угаснет веселое настроение. Тогда все по порядку прощаются с хозяином и благодарят его за гостеприимство: «Будь здоров, будь здоров. Спасибо, хозяин, за застолье». Хозяин отпускает их с такими словами: «Езжайте с песнями. Если спросят, откуда выехали, скажите всем, откуда. Будьте здоровы».

Раньше жертвоприношения пивом продолжалось не один день, а даже и по три дня. Под утро расходились, но к вечеру, когда зажигали свет, опять-таки собирались в этом же доме и продолжали пир, веселье, танцы. Однако во второй и третий вечер не было уже молитвы, а веселье происходило без жертвоприношения. Во второй и третий раз доедали, допивали все, что осталось от первого дня.