ПИВО И ХЛЕБ

Кĕр Сăри В некотором царстве, в некотором государстве жил-был богатой крестьянин; много у него было и денег, и хлеба. И давал он по всей деревне бедным мужичкам взаймы: деньги давал из процентов, а коли даст хлеба, то весь сполна возвратит на лето, да сверх того за каждый четверик два дня ему проработай на поле.

Вот раз случилось: подходит храмовой праздник, и стали мужички варить к празднику пиво; только в этой самой деревне был один мужик да такой бедной, что скудней его во всем околотке не было. Сидит он вечером, накануне праздника, в своей избенке с женою и думает: «Что делать? Люди добрые станут гулять, веселиться, а у нас в доме нет ни куска хлеба! Пошел бы к богачу попросить в долг, да ведь не поверит; да и что с меня, горемычного, взять после?» Подумал-подумал, приподнялся с лавки, стал перед образом и воздохнул тяжелехонько. «Господи! — говорит,— прости меня, грешного; и масла-то купить не на что, чтоб лампадку перед иконою затеплить к празднику!»

Вот немного погодя приходит к нему в избушку старец: «Здравствуй, хозяин!» — «Здорово, старичок!» — «Нельзя ли у тебя переночевать?» — "Для чего нельзя! Ночуй, коли угодно; только у меня, родимой, нет ни куска в доме и покормить тебя нечем«.— «Ничего, хозяин! У меня есть с собой три кусочка хлебушка, а ты дай ковшик водицы: вот я хлебцем-то закушу, а водицей прихлебну — тем сыт и буду».

Сел старик на лавку и говорит: «Что, хозяин, так приуныл? О чем запечалился?» — «Эх, старина! — отвечает хозяин.— Как не тужить мне? Вот дал бог — дождались мы праздника, люди добрые станут радоваться да веселиться, а у нас с женой хоть шаром покати,— кругом пусто!» — "Ну, что ж!— говорит старик,— пойди к богатому мужику да попроси у него в долг что надо«.— «Нет, не пойду; все равно не даст!» — "Ступай! — пристает старик.— Иди смело и проси у него четверик солоду; мы с тобой пива наварим«.— «Э, старичок! Теперича поздно; когда тут пиво варить? Вить праздник-то завтра!» — «Уж я тебе сказываю: ступай к богатому мужику и проси четверик солоду; он тебе сразу даст! Небось, не откажет! А завтра к обеду такое пиво у нас будет, какого во всей деревне никогда не бывало!»

Нечего делать, собрался бедняк, взял мешок под мышку и пошел к богатому. Приходит к нему в избу, кланяется, величает по имени и отчеству и просит в заем четверик солоду: хочу-де к празднику пива сварить, "Что ж ты прежде-то думал! — говорит ему богатой.— Когда теперича варить? Вить до праздника всего-навсего одна ночь осталась«.— «Ничего, родимой!— отвечает бедной.— Коли милость твоя будет, мы как-нибудь сварим себе с женою, будем вдвоем пить да величать праздник».

Богатой набрал ему четверик солоду и насыпал в мешок; бедной поднял мешок на плечи и понес домой. Воротился и рассказал, как и что было. «Ну, хозяин!— молвил старик.— Будет и у тебя праздник. А что, есть ли на твоем дворе колодезь?» — "Есть«,— говоритлмужик. «Ну, вот мы в твоем колодезе и наварим пива; Сери мешок да ступай за мною».

Вышли они во двор и прямо к колодезю. «Высыпай-ка сюда!» — говорит старик. "Как такое добро в колодезь сыпать! — отвечает хозяин.— Только один четверик и есть, да и тот задаром должон пропасть! Хорошего ничего мы не сделаем, только воду смутим«.— «Слушай меня, все хорошо будет!» Что делать, вывалил хозяин в колодезь весь свой солод. «Ну,— сказал старец,— была вода в колодезе, сделайся за ночь пивом!.. Теперь, хозяин, пойдем в избу да ляжем спать: утро мудренее вечера; а завтра к обеду поспеет такое пиво, что с одного стакана пьян будешь».

Вот дождались утра; подходит время к обеду, старик и говорит: «Ну, хозяин! Теперича доставай ты побольше ушатов, станови кругом колодезя и наливай пивом полнехоньки, да и зови всех, кого ни завидишь, пить пиво похмельное».

Бросился мужик по соседям. «На что тебе ушаты понадобились?» — спрашивают его. «Оченно,— говорит,— нужно; не во что пива сливать». Вздивовались соседи: что такое значит! Не с ума ли он спятил? Куска хлеба нет в доме, а еще о пиве хлопочет!

Вот хорошо, набрал мужик ушатов двадцать, поставил кругом колодезя и стал наливать — и такое сделалось пиво, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Налил все ушаты полным-полнехоньки, а в колодезе словно ничего не убыло. И стал он кричать, гостей на двор зазывать: «Эй, православные! Пожалуйте ко мне пить пиво похмельное; вот пиво — так пиво!» Смотрит народ: «Что за диво такое? Вишь, налил из колодезя воды, а зовет на пиво; дай-ка зайдем, посмотрим, на каку это хитрость он поднялся?»

Вот повалили мужика к ушатам, стали черпать ковшиком, пиво пробовать; оченно показалось им это пиво: от родясь-де такого не пивали! И нашло народу полон двор. А хозяин не жалеет, знай себе черпает из колодезя да всех сплошь и угощает.

Услыхал про то богатой мужик, пришел к бедному на двор, попробовал пива и зачал просить бедного: научи-де меня, какой хитростью сотворил ты эдакое пиво? «Да тут нет никакой хитрости, — отвечал бедной,— дело самое простое! Как принес я от тебя четверик солоду, так прямо и высыпал его в колодезь: была-де вода, сделайся за ночь пивом!» — «Ну, хорошо же! — думает богатой.— Только ворочусь домой, так и сделаю».

Вот приходит он домой и приказывает своим работникам таскать из анбара самой что ни есть лучший солод и сыпать в колодезь. Как взялись работники таскать, из анбара и вперли в колодезь кулей десять солоду. «Ну,— думает богатой,— пиво-то у меня будет получше, чем у бедного!»

Вот на другое утро вышел богатой на двор и поскорей к колодезю, почерпнул и смотрит: как была вода — так и есть вода! Только мутнее стала. "Что такое! Должно быть, мало солоду положили; надо прибавить«,— думает богатой и велел своим работникам еще кулей пять ввалить в колодезь. Высыпали они и в другой раз; не тут-то было, ничего не помогает! Весь солод задаром пропал. Да как прошел праздник, и у бедного осталась в колодезе только сущая вода; дива все равно как не бывало.

Опять приходит старец к бедному мужику и спрашивает: «Послушай, хозяин! Сеял ли ты хлеб-ат нынешним годом?» — «Нет, дедушка, ни зерна не сеял!» — "Ну, ступай же теперича опять к богатому мужику и проси у него по четверику всякого хлеба; мы с тобой поедем в поле да и посеем«.— «Как теперича сеять? — отвечает бедной.— Ведь на дворе зима трескучая!» — «Не твоя забота! Делай, что приказываю! Наварил тебе пива, насею и хлеба!»

Собрался бедной, пошел опять к богатому и выпросил у него в долг по четверику всякого зерна. Воротился и говорит старику: «Все готово, дедушка!» Вот вышли они на поле, разыскали по приметам мужпкову полосу — и давай разбрасывать зерно по белому снегу. Все разбросали. «Теперича,— сказал старик бедному, — ступай домой и дожидай лета: будешь и ты с хлебом!»

Только пришел бедной мужик в свою деревню, как проведали про него все крестьяне, что он середь зимы хлеб сеял; смеются с него — да и только: «Эка он, сердечной, хватился когда сеять! Осенью небось не догадался! »

Ну хорошо, дождалися весны, сделалась теплынь, снега растаяли, и пошли зеленые всходы. «Дай-ка, — вздумал бедной, — пойду посмотрю, что на моей земле делается». Приходит на свою полосу, смотрит, а там такие всходы, что душа не нарадуется! На чужих десятинах и вполовину не так хороши. «Слава тебе, господи! — говорит мужик.— Теперича и я поправлюсь».

Вот пришло время жатвы; начали добрые люди убирать с поля хлеб. Собрался и бедной, хлопочет с своею женою и никак не сможет управиться; принужден созывать к себе на жнитво рабочий народ и отдавать свой хлеб из половины. Дивуются все мужики бедному: земли он не пахал, сеял середь зимы, а хлеб у него вырос такой славный!

Управился бедной мужик и зажил себе без нужды; коли что надо по хозяйству — поедет он в город, продаст хлеба четверть, другую и купит, что знает; а долг свой богатому мужику сполна заплатил.

Вот богатой и думает: «Дай-ка и я зимой посею; авось и на моей полосе уродится такой же славный хлеб». Дождался того самого дня, в который сеял бедной мужик прошлым годом, навалил в сани несколько четвертей разного хлеба, выехал в поле и давай сеять по снегу. Засеял все поле; только поднялась к ночи погода, подули сильные ветры и свеяли с его земли все зерно на чужие полосы.

Вот и весна-красна, пошел богатой на поле и видит: пусто и голо на его земле, ни одного всхода не видать, а возле на чужих полосах, где ни пахано, ни сеяно, поднялись такие зеленя, что любо-дорого! И раздумался богатой: «Господи! Много издержал я на семена — все нет толку; а вот у моих должников ни пахано, ни сеяно — а хлеб сам собой растет! Должно быть, я — великий грешник!»

Из сборника А.Н. Афанасьева «Народные русские сказки».